вторник, 15 мая 2012 г.

Поездка в Приозерск. Май 2007 года. Часть 2.

30 апреля, понедельник. День второй.

Ночь закончилась, не успев начаться. Короткая утренняя суета, очередь к умывальнику и вот мы нагруженные сумками, удочками и прочей поклажей организованной толпой вываливаемся из подъезда, чтобы заполнить своими телами и пожитками прибывшее такси. Долгожданный путь ДОМОЙ вступил в свою решающую фазу. Машины в считанные минуты домчали нас до «Павелецкой». Впрочем, вполне может быть, насчет считанных минут я и погорячился, но в тот момент создалось такое впечатление, что стрелки часов начали вращаться в несколько раз быстрее, причем это ощущение не отпускало меня всю поездку.


На «Павлецкой» мы оперативно зарегистрировались на электричку «Экспресс» до Домодедово и расположились в зале ожидания, куда практически сразу прибыли гвардии братья Наумочкины Миша и Саша, облаченные в НАТОвское обмундирование, чем немедленно вызвали пристальный интерес местных секьюрити, их верная спутница, кстати, тоже закамуфлированная Марина Малышева и, приехавшая нас проводить, Ира Корнилова. Полусонный ранним утром зал ожидания огласился радостными криками и шумным братанием, сопровождавшими встречу старых друзей. У нас возникло вполне естественное желание запечатлеть сей радостный момент на все имеющиеся в нашем арсенале средства фотосъемки. Вот тут-то и нарисовалась супербдительная охрана, до этого момента с подозрением наблюдавшая за происходящим со стороны. Уж и не знаю, что их так насторожило, то ли присутствие наших американцев, то ли общая неадекватность нашей компании, но фотосъемку в здании нам запретили (бог его знает, что там у них на уме?). Саша по-американски логично предложил показать хотя бы одну табличку, запрещающую проведение съемок в этих помещениях, либо хоть какой-нибудь документ, подтверждающий законность требований охраны. Но назревающий конфликт разрешился сам собой, пришло время грузиться в электричку, все остальное автоматически ушло на второй план. Уж на перроне нам фотографироваться никто помешать не мог.



Погрузка в паровоз состоялась, настало время прощания с многочисленными провожающими в лице Ириши Корниловой. Мы нервно курили на перроне и обсуждали самый важный в этот момент вопрос: «Как нам довезти из Прио еще не пойманных скорпионов?». В результате бурных дебатов было принято решение попробовать доставить их в банке под губительным воздействием спиртовых паров.

Выслушав последние напутствия и пожелания от Ирины, в глазах которой блеснула невольная слеза, мы тепло распрощались, и электричка повезла нашу дружную компанию в аэропорт. Из арсенала гвардии братьев была немедленно извлечена раритетная бутылочка казахского коньяка «Кочевник», непонятным образом уцелевшая с поездки 2006 года.



Очередным препятствием на пути стало полное отсутствие какой-либо посуды для распития оного, а пить «из горлА» в общественном месте мы посчитали недопустимым. Но уже ничто не могло нас остановить. У тех же гвардии-американцев в запасниках была обнаружена небольшая вороночка для заправки фляг разного рода жидкостями. Природная смекалка подсказала нам, что ежели у воронки пальцем закрыть «носик», то из нее получается более чем приличная рюмка.



Коньяк был немедленно использован по его прямому предназначению «за крепость железнодорожных мостов», «ровность рельс» и конечно «за Приозерск!».



А заботливая хозяйка Марина не забывала при этом нас подкормить. Вот так, можно сказать за завтраком, мы и добрались до «Домодедово», где нас уже нетерпеливо поджидал брат Берик (ака Дима Морозов).



В аэропорту мы немедленно оккупировали уголок кафешки, где исполнили еще один традиционный ритуал «за крепость шасси», «за ровность крыла», «за еще какие-то технические подробности» и конечно «за Приозерск!» посредством припасенной специально для брата Берика «Беловежской». Кстати, под «Беловежскую» Дима не забыл привезти традиционно - вкуснющие домашние беляши, приготовленные его мамой - настоящей Приозерской мамой и настоящей офицерской женой.



Во время прилежного исполнения всех элементов этого, не побоюсь этого слова, древнего обычая, к нам присоединился последний (по порядку, но не по значимости) участник экспедиции Костя Кривов, а также приехал помахать нам вслед, утирая скупую мужскую слезу, наш добрый друг Тимур Алиев.





Тут же в кафе были обнаружены компьютеры, откуда мы немедленно вышли на форум и с удивлением обнаружили в нашей ветке подробный отчет Иры Корниловой о нашем отъезде. С этого момента Ира стала нашим собственным корреспондентом в Москве и эту роль она старательно исполняла в течение всей нашей поездки, за что ей отдельное спасибо! А брат Ермек, руководствуясь глубоким чувством долга, перед отлетом оставил на форуме свое крайнее сообщение.



Когда все формальности были исполнены, мы приняли вид, соответствующий торжественности момента, и отправились на регистрацию.



Здесь все прошло без сучка и задоринки и перед нами распахнул свои валютные объятия местный Гарун-аль-Рашид по имени DutyFree.





Впрочем, здесь мы тоже долго не задержались. В зале ожидания потекли последние минуты перед полетом. Мы мирно тусили и вдруг буквально нос к носу столкнулись с Олегом Митяевым. Надо ли говорить, что больше всех обрадовалась Маша? Естественно, мы немедленно подошли к Олегу и высказали ему огромный респект за его замечательные песни. Паша тут же объяснил известнейшему барду, что мы сейчас едем на Родину в свое детство и без запинки выдал полюбившуюся цитату:

И тот пьянящий запах новеньких сандалий,
И в кульке, за рубль десять карамель,
И в шариковой ручке - радостный Гагарин,
Так ничто не может радовать теперь..

А потом Дима сделал исторический кадр «Маша Друльченко с Олегом Митяевым перед вылетом в Приозерск».



Вы думаете на этом все предотлетные события закончились? Как бы не так! Как только мы оставили в покое Олега Митяева, в поле нашего зрения попал прапорщик российской армии, грудь которого украшал хороший такой иконостас из государственных наград. И, естественно, мы не смогли не заговорить с этим человеком и не высказать ему свое глубокое почтение. Как выяснилось, в течение уже многих лет он проходит службу в Республике Таджикистан, причем нам довелось служить там одновременно в начале 90-х. Такое событие мы не смогли пропустить и, попросив прощения у супруги и детишков геройского прапорщика, с которыми он следовал в очередной отпуск, подняли пару тостов за воинское братство.



И в этот момент сотрудники аэропорта пригласили нас загружаться в утробу буржуйского аэроплана, носящего гордое имя BOEING-737-400. Мы наспех попрощались с нашими новыми знакомыми, обменялись теплыми пожеланиями и устремились занять места, согласно купленным билетам. Предотлетная суета улеглась, тела погрузились в пассажирские кресла (кстати, в Боинге могли бы и поудобнее сделать!), недолгое маневрирование, короткий разбег и колеса в воздух! Впереди было 4 часа 50 минут полета до Алма-Аты. Учитывая то, что радость наша от предстоящего свидания с городом детства была практически безграничной, а так же наше приподнятое настроение и бодрое состояние духа, это событие нельзя было не отметить бурными овациями и уничтожением некоторой части запасов сделанных только что в DutyFree. Естественно, что суеты и шума при этом мы наделали более чем достаточно.



Далее все повторилось с точностью до мелочей, описанных Пашей в отчете о поездке 2006 года. Поэтому, да простит меня читатель, позволю себе тупо процитировать брата Ермека:

…И тут нам с Димой захотелось покурить. Кстати, если сотрудники «Трансаэро» читают сие «произведение», этот и следующий абзацы им рекомендуется пропустить. В общем, мы решили пойти и покурить. Заняли очередь в соответствующее место и вызвали некое подобие шока, когда в туалет ввалились вдвоем. Аккуратно затягиваясь и пуская дым в пол, постоянно включая воду (дабы с ней дым лучше уходил), мы обсудили текущий момент и пришли к выводу, что все идет по плану, и все идет как нельзя лучше… тут подошел юный бортпроводник и высказал неудовольствие в мой и Димин адрес. Мол, вы курили. На что мы искренне возмутились - да чтоб мы, да никогда. Он не согласился. Сказал, что от нас «пахнет тем, что мы курили»… Бортпроводник пригрозил нам дисциплинарными взысканиями и прочими мерами…

С ответом на поступившие в адрес нарушителей спокойствия и порядка претензии выступил брат Берик, который заявил, что у него вызывает сомнение качество конфет, поданных нам при взлете, и попросил принести документы, удостоверяющие соответствие продукции необходимым стандартам. В результате инцидент как-то сам собой был исчерпан.

Эмоциональные перегрузки и усталость взяли свое, мы немного успокоились и разошлись по своим местам для короткого отдыха перед предстоящей встречей с родной казахской землей. Незадолго до посадки нам выдали иммиграционные карты, которые все старательно заполнили, по уже сложившейся традиции указав в качестве принимающей стороны http://www.priozersk.com/ и только я, в нарушение всех правил написал в этой графе «Котов, Караганда». Для дальнейшего повествования важно, что именно с этого самого момента Маша (ака сестра Мархабат) неустанно повторяла подгулявшим мужикам, что заполненные нами только что карты потерять просто недопустимо!

Колеса Боинга коснулись полосы и мы плавно подрулили к зданию аэропорта города Алма-Аты. Далее последовала выгрузка, получение багажа, пограничные и таможенные формальности. И вот с чистой совестью и правильно оформленными документами мы оказались в Казахстане! Внутренне напряжение возросло до предела, ведь мы были уже почти ДОМА!



Возле аэропорта нас уже встречал микроавтобус, о котором любезно позаботилась Светлана Артемьева настоящая Алматинская Приозерка. Водитель буса Андрей оказался очень дружелюбным и общительным человеком, он любезно помог нам закидать пожитки в багажное отделение и терпеливо ждал, пока мы пили за то, чтобы он не сбился с пути. Впереди было около 500 километров широкой Казахской степи и в конце этого пути наша заветная цель!

В салоне нашего бусика мы потусили часок-другой, но прямое как стрела шоссе, пейзаж за окном, где взгляду не за что зацепиться, подействовали умиротворяюще. Кто-то заснул, а кто-то погрузился в тихие разговоры или в свои мысли о высоком и вечном. Солнце, пробиваясь сквозь облака, неумолимо клонилось к горизонту. И в этот момент мы увидели, что степь за окном приобрела кроваво-красный оттенок, это были маки! НАШИ настоящие степные маки! Мы тут же остановились и начали фотографироваться на фоне всей этой красоты во всех мыслимых и немыслимых позах.





А потом я стоял и полной грудью вдыхал чуть горчащий полынью и весенними травами густой степной воздух, тот самый! Короче в автобус меня еле усадили!

И теперь впереди был объект под кодовым названием «Сары-Шаган 209». Это было как раз кстати, поскольку за долгую дорогу все успели изрядно проголодаться. Прибыли мы в этот пункт маршрута уже в полной темноте. И тут нашему взгляду открылось НАШЕ звездное небо! Меня просто порвало в клочья! Я, по-моему, что-то кричал, пытался забраться на отдельно стоящий карагач, видимо чтобы быть к этому небу еще ближе. Марина Малышева (ака Переводчица) просто расплакалась. Потом мы ее все вместе успокаивали. А потом был потрясающий лагман и шашлык из баранины, который просто таял во рту,



и хлеб, тот самый хлеб с Гульшадским вкусом, знакомым каждому Приозерцу... И еще у нас с собой естественно было! И мы это пили!



И еще Маша спела нам уже ставшую традиционной при посещении «Сары 209» песню:

Ни уютом, ни карманом, мы живем самообманом.
Ни побегом, ни жнивьем, а надеждою живем.
А надежда, а надежда, верой и любовью между,
Между небом и землей вроде капли дождевой...

А потом брат Берик, как всегда громко, но с душой исполнил свою любимую "По полю танки грохотали...".



Ужин был закончен, на улице было очень тепло и звезды светили еще ярче.

Мы закурили и задумались… До ДОМА оставалось чуть больше 200 километров…

Комментариев нет:

Отправить комментарий