четверг, 17 мая 2012 г.

Поездка в Приозерск. Май 2007 года. Часть 3.

1 мая, вторник. День третий.

Последняя часть пути домой пролетела совершенно незаметно. Вкусный ужин, накопившаяся усталость и кромешная темень за окном сделали свое дело, мы тихо дремали, пока нашу машину не встряхнуло на ухабах поворота с Алматинской трассы, до КПП остались считанные минуты езды. Салон автобуса огласился радостными воплями стада бизонов, никогда не видел стада бизонов, но думаю, что так реветь более никому не под силу!


Впереди показалась освещенная площадка перед КПП. Сердце билось уже где-то под горлом, и было готово выскочить из груди. Остановка. Паспортный контроль. Говорят там сверяли паспорта со списком, заранее подготовленным и переданным Леночкой Кудюровой, благодарности в адрес которой будут поступать по ходу моего маловысокохудожественного рассказа еще не раз. Короче! Я этого не видел… Я отдал свой паспорт кому-то в руки и пошел домой, мимо шлагбаума (никто не задержал!) к подстанции, вдыхая полной грудью запах весеннего Приозерска, тот самый запах!!! По дороге, говорят, я орал что-то невнятное и, наверное, не всегда цензурное… Дошел я до перекрестка, откуда одна дорога идет в город, а другая в сторону 8-ки и решил-таки вернуться, чтобы меня потом не искали. На площадке у КПП я, наконец, начал верить в то, что спустя столько лет Я ДОМА!!!



Потом я, по-моему, упал на колени и целовал нашу землю, потом, вроде опять прыгал и что-то орал. Маринка – переводчица опять расплакалась. Я ее обнимал и успокаивал. Мы вообще все обнимались и вели себя совершенно неадекватно. Наверное все это надо было на видео снимать, но среди нас не оказалось никого, кто был бы в состоянии хладнокровно стоять в стороне и все это наблюдать безучастно. Жаль конечно… Замечательное наверное кино могло получиться!

Прошу принять к сведению, что описанные события, происходившие при въезде в город, по понятным причинам путаются у меня в голове и восстанавливаются в основном по фотографиям и рассказам очевидцев, поэтому могут быть описаны не совсем достоверно.

Потом был недолгий путь по слабо освещенным улицам нашего города до гостиницы «Алатау», что как раз напротив Горисполкома, ну не могу я его акиматом называть…



Там нас терпеливо дожидались наши Приозерские ангелы-хранители Лена Кудюрова и Оксана Донцова.





А времени-то было около 3:00. При этом, представьте, девушки были одеты в костюмы «титульной нации», так политкорректно назвал казахов брат Берик. Кроме того, они приготовили нам покушать и еще все, что к этому полагается!

Спасибо вам, девчата огромное! Вы настоящие!

Гвардейцы Наумочкины в комплекте с Мариной Малышевой убыли в «Приморскую», поскольку их ждали именно там. Тем временем, брат Ермек с присущей ему ответственностью занялся оформлением нас на постой в гостинице. Вроде бы все прошло достаточно спокойно, мы разбрелись с сумками по номерам и, не сговариваясь, встретились в холле второго этажа буквально через несколько минут. Понятное дело, ложиться спать никто и не собирался!

И мы пошли к озеру! Шли по улице Пушкина мимо МОЕЙ ШКОЛЫ, мимо МОЕГО ДОМА, дорогой по которой я ходил на СВОЙ ПЛЯЖ (кстати, названный в 2006-м Шпаковски-бич)… Можете себе представить, что со мной творилось?

И мы пришли на мостик и увидели то, что не раз снилось, наверное, каждому из нас – наш Балхаш! Он был величествен и спокоен, а над головами было бездонное звездное небо!



Потом мы пошли к Самолету. О чем-то говорили, наверное, что-то пили и ели, но все это было так не важно!.. У самолета спустились на пляжик, тот самый, на котором купание всегда было запрещено, помните? Там мы долго молча сидели, слушая тихий шелест Балхашской волны по гальке, а потом я просто упал на спину и долго смотрел на звезды, узнавая те самые созвездия на тех же самых местах, откуда они светили нам все наше детство и юность…

А потом мы пошли на 5-й пляж, что напротив «Бирюсы».



И уже там мы увидели, как постепенно над горизонтом стала светлеть полоска неба, наливаясь тем неповторимым цветом, который описать нельзя и увидеть нельзя нигде, кроме нашего Прио! Светлая полоска ширилась, становилась все ярче и красочнее… И вот над водой показался краешек алого солнечного диска, он рос на глазах, напоминая сначала шляпку странного гриба, постепенно принимая форму круга… На наших глазах происходило обыкновенное чудо, из балхашской воды рождалось солнце!

Так мы встретили наш первый рассвет Дома! На Балхаше! Если честно, тут уже я плакал…











Солнце поднималось все выше и выше. Начался новый день. Мы знали, что этот день не будет таким как все, потому что этот день, как и много дней впереди, мы проведем У СЕБЯ ДОМА! Ошибались мы лишь в одном, в том, что таких дней будет много…





С наступлением нового дня как рукой сняло усталость долгой дороги и бессонных ночей. Никак не хотелось уходить с пляжа, но впереди была одна из основных целей нашей экспедиции – тюльпаны! И мы отправились в гостиницу, шли по улицам нашего города, узнавая и в то же время заново открывая для себя каждую улицу, каждый уголок, каждый камень. Эдакое дежавю, знаете ли. И вот наша площадь – ГДО, памятник Ленину, Юбилейный, девятиэтажки, доска почета, буйная зелень вокруг, слепящее солнце и совершенно особенное глубокое голубое небо над головой. Невозможно описать, что творилось на душе этим утром.





А в голове чего-й то перемкнуло, думаю, что логическая цепочка была примерно следующая: Площадь – скоро 9 мая – парад – подготовка к параду – строевая подготовка. Вот тут и решили братья Ермек, Берик и я, вспомнив молодость, позаниматься строевой, а потом еще и физической подготовкой, чем вызвали неподдельную радость немногочисленных прохожих.



Надо сказать, выяснилось, что ранее приобретенные нами навыки хоть и подзабылись, но не окончательно, и выглядели бойцы неполных сорока лет вполне сносно.



После «разминки» мы все-таки дошли до «Алатау» и решили подремать буквально часок, потому как скоро должен был прибыть автобус, который отвезет нас за тюльпанами.

Здесь я просто обязан выразить особую благодарность организатору этой поездки Оксане Донцовой и ее мужу.

Итак, краткий сон, душ за 100 «тыгындыков» (1 тыгындык = 1 теньге. Copyright Mike Naumochkin), первый завтрак в Демхана (кафе) «Алатау», все на скорую руку, чтобы не опоздать. Выходим на улицу, а там уже в разгаре яркий, солнечный и жаркий Приозерский день. Температура воздуха около 30 градусов. Мы загрузились в прибывший автобус, заехали в «Приморскую» за братьями Сашей и Мишей и их сестрой Мариной, там же к нам присоединилась и Лена Кудюрова с дочкой Юлечкой, и мы отправились за КПП.





И вот она наша бескрайняя степь, еще не выжженная нещадно палящим летним солнцем, цветущая прибалхашская степь. Отвезли нас в принципе недалеко, по дороге на 7-ку до пересечения с Алматинкой, потом совсем немного направо в сторону Сары, а потом совсем чуть-чуть налево от дороги в сторону железной дороги. Мы высыпали из автобуса и лишились дара речи, мы успели!!!



Всю дорогу мы здорово сомневались в том, что удастся посмотреть на наши Тюльпаны, поскольку все хорошо помнили о том, что к майским праздникам они уже отцветают, но природа была к нам благосклонна.



Степь алела тюльпановым ковром вперемежку с желтыми вкраплениями «лютиков», не знаю, как точно называются эти небольшие желтые цветики, но в детстве мы всегда называли их именно так. Как же это красиво!





Мы расползлись по степи как бесхозные сайгаки в поисках корма.





Я, по старой памяти, выпросил у водителя длинную отвертку, чтобы подрезать стебелек у самой луковки, чтобы был подлиннее. Налюбоваться этой красотой было просто невозможно, и тут я понял, что у меня нет ни малейшего желания срывать это чудо природы.



И я пустился в поиски более редких красно-желтых и желтых тюльпанов и находил их, и радовался, как ребенок.



Конечно же, немного тюльпанов я сорвал, чтобы потом раздать нашим девчатам, по-моему, каждый мужчина из нашей компании, посчитал своим долгом сделать то же самое.



Уезжать совершенно не хотелось, мне показалось, что я мог бы бродить по степи до самого вечера, но держать ребят с автобусом дальше было просто неудобно. Пора было возвращаться в город.



По дороге мы, конечно, остановились, чтобы традиционно сфотографироваться под буквами «ПРИОЗЕРСК» и на фоне «барана».



Очень жаль, конечно, что исчезло название нашего города, располагавшееся ранее между крыльями чайки на въезде… Но наперед я хочу сказать, что все изменения не в лучшую сторону, произошедшие в Приозерске и на полигоне мы, конечно, видели, это огорчало и расстраивало, но, тем не менее, мы смотрели на все это как будто сквозь «розовые очки», мы видели город таким, каким он был в годы своего расцвета, каким мы запомнили его и свое детство.

А еще в этой поездке мне была оказана высокая честь, я был принят в рыцари ордена Прионавтов и с легкой руки Оксаны Донцовой и брата Берика получил второе имя. Дима предложил назвать меня Нурсултаном, но Оксана резонно заметила, что на такой уровень я еще не тяну, поэтому решено было сократить имя до более простого, но не менее почетного – Нурик. И тут брат Берик блеснул неплохим знанием языка «титульной нации» и присвоил мне фамилию Ак-Денизов, что в дословном переводе означает «белое озеро». Короче, я был страшно горд и очень доволен.

Итак, на улице +32, солнышко припекает вовсю, Приозерское почти лето в разгаре! Нет вопросов, куда мы отправились, приехав в город? Конечно, на озеро купаться!



На Шпаковски-бич, который с таким же успехом и Морозофф-бич, и Белозерски-бич, и Много еще кого-бич. Но менять исторически сложившиеся названия мы не вправе, а потому как есть – так есть, мы пришли на Большой пляж, именно так он назывался в те времена, когда досточтимый брат Серик не был столь известен Приозерской общественности. Первое, что бросилось в глаза – это уровень воды. Полоска пляжа стала совсем узкой, буквально несколько метров, а заросли кустарника, ранее расцветавшие буйной зеленью достаточно далеко от воды, теперь во многих местах пляжа растут прямо из озера. Возможно в обмелении Балхаша в 80-х был виноват все-таки не Капчагай, как тогда говорили? Ведь Капчагайская ГЭС есть и сейчас, а воды в озере стало намного больше, практически, как было, по словам наших отцов, в 60-х. Впрочем, это единственное отличие пляжа от тех чудных времен. В остальном же ничего не изменилось, тот же невероятный цвет воды, та же галька, намочи ее и своими переливами она напоминает редкие самоцветы, тот же тихий шелест прибоя, та же бескрайняя синь над головой, те же крикливые черноголовые чайки кружат над волнами, тот же легкий весенний бриз холодит разгоряченные на солнце тела. Мы дышали этим воздухом полной грудью и не могли надышаться, и что-то сжимало горло и заставляло слезиться глаза. Все! Скорее в воду! И вот он миг незабываемого восторга – вот теперь мы совершенно точно ДОМА!!! Визга и брызг было более чем достаточно. Конечно, вода была еще по майски прохладной, но разве это могло кого-то остановить? Купальный сезон был открыт!

А потом, согреваясь под лучами клонящегося к закату солнца, мы обнаружили, что по дороге на пляж потерялась Снежана. Только мы заволновались по этому поводу, как вдруг она сама нашлась. Да еще как нашлась! Она подошла к нам с пакетом и безапелляционно заявила: «Наши родители на пляже пили «Агдам»!», и достала тетра-паковскую упаковку с этой надписью. Мы на мгновение просто лишились дара речи, это же надо было так здорово придумать! Мало того, в Снежанкином пакете оказалось еще парочка вкуснющих горячих лепешек из местного тандыра имени Алекса Долматова. Потом все по очереди благодарили и целовали Снежану, а потом все дружно отхлебывали «Агдам» из пакета и с аппетитом закусывали лавашом. И скажите после этого, что праздник не удался! Да это был просто полный кайф!



Потом мы еще купались, а солнце между тем опускалось все ниже, становилось прохладно, все таки на дворе было только 1-е мая. Пора было позаботиться о праздничном ужине по поводу нашего возвращения домой.

По дороге с пляжа я попросил ребят сделать со мной небольшой крюк и пройти мимо дома №12 по улице Октябрьской, в этом доме я жил перед отъездом из Прио. Трудно описать те чувства, которые испытываешь, оказавшись через столько лет перед домом, в котором прошли одни из самых лучших лет жизни. Мой дом оказался жив, мало того, забор вокруг этого дома, который мы ставили вместе с отцом стоит до сих пор, да и вообще внешне мало что поменялось. Слов не было, одни эмоции… В общем оттуда меня еле увели.

А потом мы зашли в гостиницу переодеться и привести себя в порядок и после этого приняли единогласное решение отправиться в культовое место, имя которому «Оттопыр».

Наступал вечер, мы шли по Ленина и глазели по сторонам на дома, деревья, гуляющих людей и резвящуюся детвору. На площади по поводу праздника разворачивалось массовое гуляние. И пускай народу там было не так много, как раньше, пускай очень многие посетители этого культурного мероприятия были представителями «титульной нации», но это была та самая, настоящая Приозерская массовка, какой я больше не видел нигде. Традиции нашего города оказались сильнее разрушительного действия времени.

И тут нас постигло разочарование, мы пришли к «Оттопыру», а он оказался закрыт. Но нам ли было быть в печали! Было принято решение, что «Оттопыр», будет там, где мы!

Немедленно был найден выход из положения в виде кафешки под названием «Трактир», расположенной прямо за гостиницей «Россия» на площади возле почты.





Наша шумная компания оккупировала стол и приказала накрывать, чем бог послал. А в тот вечер бог послал нам шашлычки, хе, салатики разнообразные ну и еще кое чего, без чего праздничный ужин просто не мог состояться.





В процессе жадного пожирания еды к нам присоединился и немедленно стал нашим добрым другом «матерый человечище», Летчик с большой буквы «Л», до недавнего времени начальник авиации полигона, подполковник Володя Лямцев, друг гвардии братьев Наумочкиных. Описывать застолье во всех его гастрономических подробностях я не стану, скажу коротко, все было вкусно и всего было много. Сытый желудок освободил место для наслаждений духовных, мы достали гитару, и Маша открыла в «Трактире» песенный вечер, ну а потом мы с братом Бериком поддержали ее в меру сил и возможностей.

В общем, вечер удался на славу. И заканчиваться похоже не собирался. Поскольку Володя пригласил нас развлечься на бильярде и еще чего-нибудь перекусить и выпить в «Садко». Я не мог отказаться, поскольку 23 года назад мой выпускной вечер проходил именно в этом кафе. Впрочем, и никто отказываться не стал. Кстати, пока мы перебирались из «Трактира» в «Садко», выяснилось, что Паша почему-то абослютно уверен, что мы идем играть в боулинг. Ну, допустим, поиграть на бильярде (а уж тем более в боулинг) у нас как-то уже не очень получилось, хотя мы попробовали,



а вот посидеть с настоящими Приозерскими офицерами за столом получилось и даже с большим удовольствием.

В перерыве на перекур мы с братом Ермеком прошлись по улице Фрунзе к общежитию, в котором он жил, это недалеко от 15-го магазина. Тут нас накрыла очередная ностальгическая волна детских воспоминаний. И опять эмоции били через край…

Вечер, а вернее, ночь в «Садко» продолжалась. Народ начал потихоньку расходиться по «домам». Как-то само собой получилось, я засиделся до последнего и только понимая, что утром ждет еще один насыщенный событиями день, я уговорил себя отправиться в гостиницу.

Я попрощался с нашими новыми друзьями и пошел по ночным улицам родного Прио. Да только ноги сами несли меня совсем не в «Алатау», а по давно нехоженым дорожкам к школе, на берег озера, к дому и еще не ведомо куда. Спать не хотелось совершенно. И я бродил по городу, смотрел на ночное озеро и звезды, и вспоминал, вспоминал, вспоминал… и только когда небо на востоке начало светать, я добрался до кровати и завалился спать.

Так, под самое утро следующего дня, закончился первый день пребывания на Родине.

Комментариев нет:

Отправить комментарий