пятница, 15 июня 2012 г.

Поездка в Приозерск. Май 2007 года. Часть 13.

11 мая, пятница. День тринадцатый.

После полуночи наше застолье продолжалось изрядно подслащенное радостью оттого, что мы дома и вместе, и крепко перченое предстоящим расставанием. Что-то совершенно невероятное творилось в наших душах в эту ночь, а потому разговоры за столом время от времени умолкали, и мы выходили покурить и долго молча вглядывались в темноту или в бесконечную звездную глубину ночного неба, а потом вдруг веселье разгоралось с новой силой, звучали песни и задорный смех.

Ближе к трем часам ночи мы заметили, что наши радушные хозяйки из кафе совсем скисли. А потому мы приняли решение освободить девчат от нашего назойливого и временами шумного присутствия и дать им возможность немного отдохнуть. Собрав все со стола по пакетам, мы переместились на полюбившееся нам крыльцо у гостиницы. Но в этот раз долго задержаться на крыльце нам не удалось. Из «Алатау» вышла заспанная администратор Танюшка, которая попросила нас перебраться куда-нибудь подальше, ибо своим громким пением и взрывами хохота мы распугаем всех постояльцев. Возразить было нечего и все дружно задумались о том, куда бы податься. Не знаю уж, что мне взбрело в голову в этот момент, но, взяв гитару в руки, я вышел на центр проезжей части улицы Пушкина, прямо напротив Акимата, уселся на асфальт и громко запел «Я сюда еще вернусь…». И буквально через несколько минут вся наша дружная компания была рядом… Как-то вспомнилась «Ирония судьбы»: «Это что ж получается? Моя Галечка сейчас в Москве, а я здесь… на полу… в Приозерске?»



Сколько мы просидели там, трудно сказать, часа два, наверное. Во-первых, у нас с собой было все необходимое, чтобы хорошо посидеть, во-вторых, совершенно потрясающая компания единомышленников и единоверцев, а в-третьих, гитара и песни, которые буквально сами рвались из души. Редкие ночные водители на своих авто удивленно притормаживали, прилично не доезжая до нас и, в лучшем случае, потихоньку объезжали странную компанию стороной, а в основном разворачивались, видимо затем, чтобы найти другой путь к месту назначения.

Часикам к пяти утра с озера задул легкий бриз, стало прохладнее, небо на востоке, прямо над Балхашом стало светлеть, близился рассвет… Все притихли, быстро собрали пожитки и направились на Шпакоффски-бич. По дороге мы еще пытались что-то петь, да как-то с приближением утра не пелось уже никому. Вдруг запершило в горле и как-то стало пощипывать глаза…

На берегу, то ли для того, чтобы согреться, а то ли, чтобы обстановка соответствовала всей романтике момента, мы собрали сухих веток и развели костер.



Все больше молчали, а я долго сидел и смотрел на языки пламени, слушал звук прибоя и наблюдал, как рождается новое утро, наше крайнее утро в родном городе. Слезы невольно наворачивались на глаза… опять… В 5.45 над водой показался краешек солнца.



Балхаш был неспокоен, небольшие волны с шелестом накатывали на гальку пляжа, солнце вставало в легких облаках, воздух горчил полынью. Казалось, что не только нам так грустно расставаться.



Ветерок и первые солнечные лучи, пробивающиеся сквозь облака, сушили слезы в наших глазах. Мы бросали в воду монетки за себя и за всех тех, кто так хотел приехать сюда и не смог. И чем выше над водой поднимался НАШЕ солнце, тем больше крепла в душе уверенность в том, что мы сюда вернемся… еще и еще…

Время неумолимо. Возле «Алатау» нас уже ждал автобус. Надо было спешить. То и дело оборачиваясь, бросая полные грусти и надежды взгляды на рассвет над Балхашом, мы поспешили в путь.

Возле машины нас уже ждали наши выспавшиеся друзья. В считанные минуты сумки были заброшены в автобус, мы загрузились и поехали в «Приморскую» за багажом американцев и переводчицы. Ранним утром улицы родного и бесконечно любимого города были пустынны, наполнены солнцем и тишиной… Я смотрел на них сквозь окно, и странное чувство не покидало меня, будто не с нами это все происходит, будто это кадры кинохроники, на которых знаком каждый дом, каждое дерево, каждый камень. И с каждой минутой крепло щемящее чувство тоски…

На Ленина мы тепло попрощались и высадили провожавших нас до последнего момента Володю Лямцева и Диму Долишняка. И уже через несколько минут колеса нашего автобуса наматывали километры серой ленты прямого как стрела шоссе, все дальше унося нас от КПП навстречу будням. Но почему-то мне казалось, что теперь все в жизни будет совсем по-другому.

Говорить совершенно не хотелось, мы молчали, каждый думал о чем-то своем. А немного позже бессонная ночь и эмоциональное напряжение сделали свое дело и я задремал. По-моему, мне даже что-то снилось, а просыпаться совсем не хотелось.

В пути мы сделали пару коротких остановок и вот уже впереди показались заснеженные вершины Алатау, а рядом с дорогой потянулись алые от маков поля.





В аэропорту нас провожала Света Артемьева. Мы немного посидели в кафе. И опять за столиками было непривычно тихо и грустно. Наше удивительное путешествие закончилось.

Спустя час шасси нашего Боинга оторвались от полосы.



Впереди была Москва…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Архив блога